04:05 

Чтения Адама Смита, часть 2

Алексей Нефедов
Сперва чуть-чуть дополню про первую секцию. В каждой секции после доклада задавались вопросы. Как-то так симметрично получилось, что я задал ровно три, по одному в каждой секции. Первый вопрос был к Владимиру Назарову, провокационный, на уголовную статью:
Вопрос: Вы утверждаете, что вскоре нам светит отмирание национальных государств. Между тем в последние десятилетия число национальных государств в мире только увеличивается. Является ли это положительной тенденцией с точки зрения духа проектного капитализма, и если да, то приветствуете ли вы развал России?
Ответ: Действительно, бывает, что для того, чтобы помириться, нужно развестись. Вообще, я за стирание границ. Если развал страны способствует стиранию границ,я его приветствую.
Комментарий: к сожалению, формат не позволяет вести с докладчиком полноценного диалога, поэтому нельзя задать один вопрос, выслушать ответ и задать второй. Перечислив два вопроса в одном предложении, я добился хорошего эпатирующего эффекта, но ответ в результате получился не о том, я действительно не понял из ответа, какая связь изложенных в докладе тенденций и того, что число национальных государств увеличивается. Останусь при своих домыслах на этот счёт.


Секция 2. Теория нравственных чувств.
4. Дмитрий Бутрин, зам. главреда Коммерсанта. Некооперативные игры: проблемные особенности российской политической культуры.
- Русское политическое сознание эсхатологично: приходим к власти, полностью реализуем свою программу – и всё, жизнь заканчивается, что дальше, никто не знает. Это относится на сегодня ко всем более или менее проявленным в России течениям, в том числе либертарианцам.
- следствия: положительные – активная политика удел молодых; отрицательные – интерес быстро проходит, появляется цинизм.
- Россия не пережила цикла событий 1848 года, и именно в этот момент разошлась с Западом, что затем оформилось Крымской войной – важнейшим для России событием 19 века.
- Россия заимствовала европейские социалистические настроения середины 19 века, и особо они с тех пор не менялись.
- русским принципиально важно, чтобы народ был един. Любая оппозиция – это не просто ещё одно мнение, это предатели, подлежат уничтожению или переубеждению.
- даже если в какой-то момент партий несколько, это нужно только для того, чтобы определиться, кто свой, кто враг, а затем драться до победного конца.
- Подобное мышление основано на архаичных представлениях о собственности. Личная собственность понятна, маленький надел, который можно огородить и обрабатывать – тоже понятно. Но как можно владеть заводом? В мозгах укладывается с трудом. А акционерная собственность – это уже нечто совсем чуждое.
- в результате имеем: а)хороший политик всегда бессребренник. Богатый политик – ужасно. б)политическая партия должна проявлять альтруизм – устраивать хорошую жизнь другим, а не себе. в) культ терроризма. Террор – самый быстрый способ реализации эсхатологической программы.
- любая коалиция – тактическая. Да, сейчас нам по пути, но в конце концов все мои партнёры умрут, а я останусь.
- как можно быть согласным на 90%? 10% разногласия – повод для мордобоя. Если две партии вошли в коалицию, либо одна другую поглотит, либо обе развалятся.
- не воспринимается идея победы по очкам. Если бой не закончился нокаутом, какая разница, кто победил?
- Путин – не уникальное явление, он возможен везде, где обществу близки подобные настроения.
Резюме: когда вдруг случится очередная оттепель или даже весна, и вы начнёте собираться в партии, радикалов вокруг будет хватать. Будьте нерадикальны.

Для меня доклад стал довольно жёстким откровением, поскольку, конечно же, идея о том, как здорово будет жить, когда хорошие люди убьют всех плохих, мне отнюдь не чужда. Теперь получил прививку, перевариваю. Особенно сильное впечатление производил почему-то контраст слов и довольно скупых интонаций, плюс то, что изложение шло от множественного числа первого лица. В фидбэке обозначил доклад, как лучший. Уж не знаю, насколько удалось в тезисах донести настроение.
5. Стефан Кинселла, юрист в области авторского права. Аргументативная этика и либертарианское правопонимание. Видеолекция.
- Любые права человека сводятся к правам собственности.
- Любой судебный спор устанавливает законного распорядителя дефицитного ресурса.
- Способы законного приобретения собственности: а) первичное присвоение; б) добровольная переуступка права собственности; в) компенсация ущерба.
- Распространяем экономику на этику.
- Прагматичное – морально (Айн Рэнд).
- Участники дискурса априори уважают права друг друга, ибо пытаются убедить, а не принудить к согласию.
- Нормативные основания дискурса не могут быть опровергнуты в ходе оного.
- Средневековый правовой принцип, именуемый эстоппель: если некто сделал заявление, на которое другой положился, далее он лишён права делать противоположное заявление.
- Этот принцип оправдывает ответную агрессию, ибо агрессор постулировал право на агрессию.

Видеолекция не уместилась в обеденный перерыв, к тому же лектор, не имея опыта выступления не перед аудиторией, а перед бездушной камерой, слишком долго мялся и раскачивался. В общем, к чему именно он собирался прийти в области авторского права, для меня осталось сокрытым.

6. Отец Яков Кротов, представитель Украинской автокефальной православной церкви. Диалектика сотрудничества и агрессии.
- интеллектуальная нечестность у Смита: рассуждает о каком-то производстве, в то время как основной товар – это эротика, секс, любовь.
- в современной либертарианской традиции гендерная неравновесность сохраняется: она очень маскулинна.
- радикальный ислам в версии ИГИЛ – последовательная реализация либертарианских идеалов, ибо он более всех религий реализует личную свободу.
- Почему ИГИЛ – плохо, а Айн Рэнд – хорошо?
- меня всегда интересовало, почему либертарианство настолько беспомощно: такие мощные умы, и такое чахлое влияние на общество.
- немота либертарианства – следствие использования языка 18 века. Вместо простой коперниковской модели используется сложная птолемеева.

Специфика выступления священика в том, что он использует очень богатый метафоричный язык, это затрудняет тезисное изложение, а ряд метафор можно развернуть ровно наоборот. Это я и сделал в своём вопросе:
Вопрос: Вы утверждаете, с одной стороны, что простота модели Коперника предпочтительнее сложности и неочевидности модели Птолемея. Между тем, вы упрекаете либертарианское учение в том, что оно всё сводит к одной экономике, и хотите предложить ему в качестве второй привязки ещё и любовь. Между тем, все половые взаимоотношения отлично описываются на языке экономики, а собственно любовь – это искусственно воспитываемый невроз, и она никак не может лежать в основе мироописания. Так зачем вы навязываете нам птолемееву модель, если наша коперникова модель проще и удобнее?
Ответ: У меня слишком мало любви, чтобы навязывать её либертарианцам. Либертарианская модель отношений относится к миру примерно как программа для ведения домашней бухгалтерии к счастливой семейной жизни.
Комментарий: как и многие другие, отец Яков берёт целую горсть совершенно различных явлений, и все называет одним термином «любовь» - так всегда поступают, если хотят запутать предмет.
Вообще, не только у меня сложилось ощущение, что докладчик оперировал какими-то уж очень воображаемыми сущностями, из-за чего осталось совершенно неясным, что же он хотел донести до аудитории. В фидбэке я указал этот доклад в числе трёх наименее удачных.

7. Никита Соколов, историк, редактор «Отечественных записок». Образ отечественной истории как спорная собственность.
- хоть национальные государства и размываются, культура пока национальна.
- важное в культуре – способ думать о своём прошлом.
- манипуляция с историей, проведённая в 19 веке, катастрофически повлияла на развитие либерализма в России.
- научная история связна. Образ истории в обыденном сознании – пунктир из каких-то мифов об исторических событий. Этим образом легко манипулировать.
- образ антилиберальной истории России изобретен Карамзиным и изложен в докладной записке, которую он сочинил с сугубо тактической целью подкопа под либерала Сперанского.
- им было предложено трактовать историю знакомым всем нам образом: была могучая централизованная Киевская Русь, всех била; потом случилась феодильная раздробленность, русь ослабела, пришла Орда; затем централизация вокруг Москвы – и Орду удалось разбить; и так далее в том же духе – восславим же самодержавие.
- этот образ совершенно ненаучен и опровергается по каждому пункту, но именно он вошёл в учебники. Идея: Россия – осаждённая крепость, а значит, надо вручить коменданту крепости абсолютную власть, иначе враги восторжествуют.
- после февраля 1917 успели написать и принять новый учебник истории, который этой хренью не страдал, но прожил он недолго: в Советской России преподавание истории было вовсе заменено марксизмом.
- в 1934 Сталин лично принимает карамзинскую версию обратно на вооружение – оказалось, что в рамках подготовки к будущей большой войне идеи пролетарского интернационализма не позволяют обеспечить должный боевой дух в армии.
- в перестройку огромное влияние на сознание граждан имели публикации о преступлениях советского строя, поэтому даже пришлось отменить экзамены по истории – сдавать их по советским учебникам было просто невозможно.
- 20 век в учебниках переписали, а дореволюционную эпоху оставили, как было.
- когда Касьянов обратил внимание на разительное несоответствие тона в учебниках, им было предписано переписать не старую историю, а новую – снова в карамзинском духе.
- сейчас много рассуждают о некоем природном русском этатизме. Между тем, в мире нет ни одной народной традиции старше 150 лет – традиции столько не живут. Ментальность меняется под влиянием пропаганды за считанные годы. Отсюда, собственно, актуальность темы: не стоит пренебрегать тем, что пишут в учебниках.

Доклад слушался на одном дыхании, содержал массу интересной фактологии, и хотя вывод страдает некоторой банальностью, зато под неё теперь подведён хороший фундамент.

8. Александр Верещагин, руководитель проекта «Институт прецедента». Судебное нормотворчество, свобода и справедливость.
- В рамках прецедентного права суд не только выносит решение, но и устанавливает нормы.
- В России судебное нормотворчество тоже было, этим занималась и боярская Дума, и российский Сенат.
- Свободный рынок несовместим с централизованным законодательством. Право судами не столько создаётся, сколько отыскивается в уже существующих обычаях.
- Общее право – это демонстрация выработанных обществом принципов, а прецедент – только иллюстрация.
- Судьи ограничены в своём произволе общественными ожиданиями.
- Но прецедентное право – улица с односторонним движением. Нельзя просто пересмотреть прецедент, надо сперва дождаться нового дела, в рамках которого потребуется пересмотр.
- Возражения против прецедентного права сводятся к тому, что обычаи могут быть неприемлемыми в текущих условиях, и судьям стоило бы учитывать социальные последствия решений.
- однако, руководствуясь принципом эффективности превыше принципа справедливости, тоже легко зайти слишком далеко.
- законодатель, устанавливая норму, руководствуется общими принципами, ему пофиг, как закон будет проявляться в частных случаях. Судья устанавливает норму в процессе принятия решения по частному случаю, то есть его ответственность выше.
- Резюме: справедливость выше эффективности; судьи эффективнее законодателей; судья – либеральная профессия.

Я и раньше встречал призывы о переходе в России на прецедентное право, и в целом был с ними согласен, но глубоко не копал, поэтому доклад был для меня достаточно интересен как набор аргументов для возможных дискуссий.

На этом вторая секция закончилась, про третью продолжу завтра. Хотелось бы некоторого фидбэка.

@темы: чтения Адама Смита, политикабля, Москва, отчет

URL
   

Все зло - от недостоверной информации

главная